Рыбацкие сны

Рыбацкие сны

   Здравствуйте, дорогие рыболовы! Сегодня «Школа Рыбалки» предлагает Вам немного расслабиться и почитать интересный, захватывающий рыболовный рассказ опытного карпятника Александра Махнева.

   Эта история расскажет Вам о том, что стать «настоящим рыбаком» можно и после выхода на пенсию, имея за плечами уже большой пройденный жизненный путь. Что ж, учиться никогда не поздно, а на пенсии все-таки надо чем-то заниматься. У одних — это огород, у других домино во дворе...


Рассказ Александра Махнева

    После увольнения в запас прошло уже более года, а ощущение того, что вот-вот надо вернуться в часть, так и не проходило. Алексей чувствовал, что чего-то не хватает, не достает.

карп Рыбацкие сны

   Ночами снятся чисто военные сны, совещания, различные инструктажи, дежурство, а то и просто дорога к казарме. Сниться, как сослуживцы подтрунивают над ним:

– Что, соскучился? То-то? Не надо было увольняться. Служил бы себе, да служил.

– А то, вон мы какие, обидчивые. Не буду, не желаю!

   А что было делать. В девяносто первом, в одночасье, не нужны, стали многие офицеры. Сначала за штат. Проверка на лояльность, а уж потом стали разбираться, куда и когда отправить многочисленную когорту бывших уважаемых в армии людей: замполитов, секретарей парторганизаций, пропагандистов и т.д. Есть жилье, нет жилья, есть выслуга, нет выслуги. Всех одной метлой за КПП, всех.

   Ну да, предложили должность. Мне подполковнику, майорскую должность, да не в Москве, а под Орлом. Что же я там потерял?

   Нет. Выслуга двадцать пять календарных лет есть. Как-нибудь переживем. Благо квартиру успел получить. Все же правильно сделал, что отказался продолжать службу. Это по логике вещей было самое верное решение.

   Но вот все равно, внутри что-то точит и точит. Трудно без армии, без привычных, обыденных военных порядков, без тех же, иногда действительно подтрунивающих над ним, сослуживцев.

***

   Уволившись, Алексей Владимирович устроился в небольшую контору. Называлась она «Управление транспортного обслуживания». Название громкое, а забот для него было, в общем-то, немного. Работал он сменным диспетчером. Восемь часов у телефона. Да, здесь уж чайку не попьешь. Шум и гам, наряд туда, наряд сюда. Отследи время прибытия и убытия транспорта, вовремя доложи о задержках. Да вот, по сути, и все. Зато потом! Свободен, как птица в полете. Выходные также твои. Никаких тебе парко-хозяйственных дней, никаких учений и нарядов, проверок людей в казармах. Все время только себе, родному, ну и семье, конечно.

   Два выходных дня, это такая роскошь, для отставного офицера. На все времени хватает, даже поспать после обеда можно часок, а то и другой.

   Одним словом, все складывается неплохо. Работа есть, дети устроены. Жена давно уже в школе учительствует, привыкла к школьным тетрадкам и своим маленьким бесенятам, преподает она в начальных классах. Все неплохо.

   Но точит что-то внутри и точит. Это, видимо, никогда не кончится. Алексей понимал, что это связано с переходом его от армейской службы к гражданке. Понимал, но сделать ничего не мог.

   Правда, удавалось с ним, с этим самым внутренним червячком, иногда договорится. Это когда с коллегами по работе или с соседом по лестничной клетке Петровичем отмечали какие-либо праздники или просто слегка расслаблялись, поднимая настроения. Бывало это редко, но бывало. Приняв на грудь грамм сто пятьдесят водочки, удавалось как-то расслабиться. В такие дни армейские сны, больше похожие на трудовые военные будни, как правило, не приходили. Спал он уже без сновидений, сон был крепкий и здоровый. Просыпался Алексей отдохнувшим, и с хорошим настроением.

   Однако водка не лекарство. Расслабляться надо как-то по-другому.

   Отвлекала от армейских наваждений работа на даче. Алексей любил повозиться с досточками, что-то ремонтировать, подтягивать, подкручивать. Поковыряться в огороде также он был не прочь. Научился консервировать фруктовые компоты, овощи на зиму. Многое познал. Кроме мастерского приготовления яичницы разобрался с борщом, рыбным супом, ну и с другими нехитрыми блюдами отечественной кухни.

   Появились первые увлечения. Точнее не появились, не так сказано. Леша попробовал заняться чем-то интересным, полезным для своего внутреннего мира и тем, что съело бы этого внутреннего червячка, будь он неладен.

   Начал он собирать собачек, не живых, конечно, различные фигурки собачек: глиняные, фарфоровые, деревянные, из стекла, ткани и т.д. В коллекции было уже не менее ста фигурок, более пятидесяти различных собачьих пород. Но как-то быстро эта забава ушла в сторону. Дело в том, что коллекционирование всегда предполагало общение. Во всяком случае, так было в молодые годы, когда Алексей собирал марки. А здесь общения не получалось.

   Попробовал как-то он побывать на сходке коллекционеров. Так сказать пообщаться вживую с любителями и собирателями коллекций. Побывал. Народу много, предложений масса. Здесь тебе и собачки и кошечки, и жучки и паучки, другая живность, исполненная из различных материалов, на совесть и очень изящно. Проще сказать, каких только предложений не было.

   Однако общее впечатление, которое весьма смутило и разочаровало нашего нового коллекционера, было удручающим. Дело в том, что у участников этой тусовки вместо глаз – доллары, ну, в крайнем случае, рубли. Так какое же это увлечение? Это просто торговля, везде интерес, коммерция. Товар – деньги, деньги – товар. Так лучше сразу менять рубли на доллары, евро на фунтики и т.д., как в обменнике.

   А может он не на тот тусняк попал? Могло быть и такое. Но больше Алексей к своему коллекционному вольеру не подходил. Пусть внуки, когда вырастут, играют, им полезно и, наверно, интересно будет.

   Пока экспериментов достаточно. Точка!

***

   Ну, а теперь к основной теме рассказа.

   Пятница, вечер. Звонок в дверь. На пороге сосед, тот самый Петрович, о котором уже шла речь. Надо сказать, мужик он неплохой, тоже из военных, майором уволился, правда, пенсии не дождался, где-то пару лет не хватило. Но он не горевал. Работал в небольшой фирме по ремонту бытовой техники. Руки у него, слава Богу, росли из положенного места, ими он и зарабатывал на жизнь, причем неплохо.

   Одна проблема была у Петровича, любил поддать. Буйным он никогда не был. Пил спокойно, рассудительно, много, и, если уж начал, остановить его было трудновато. Жены это не касалось, свою Маринку он пуще огня боялся. Под ее строгим взором никакая рюмка Петровича уже не могла удержать. Боевая была у него подруга, ой какая боевая. Но буйным, подчеркиваю, Петрович никогда не был.

   Владимир Петрович, поздоровавшись, попросил Алексея глянуть, что с двигателем машины. Барахлит, как он выразился. Но на лице гостя было четко написано: машина здесь не причем, выпить Петровичу хочется, и поговорить он не прочь. Ради этого он и зашел к соседу.

   Ну что ж, на работу завтра не надо. Можно, пожалуй, с хорошим человеком и отдохнуть часок.

   Жене сказал:

– На пол часика отлучусь. Заодно и фрукты детям прикуплю, как обещал.

   До гаража пятнадцать минут ходу. За десять домчались.

   Так и есть, поляна накрыта.

– Что за юбилей у тебя, Петрович?

– Да какой юбилей, пятница, сам понимаешь, праздник.

   Еще пять минут Петровичу понадобилось, чтобы стол принял изящный ресторанный вид.

– Ну, за пятницу!

– С Богом!

   Первая пролетела незаметно и очень быстро. Налили по второй. И не успел Владимир Петрович сказать тост, а надо отметить, без тостов он не выпивал, без слова доброго, пьянка будет, считал он, открывается дверь:

– Владимир Петрович, можно?

   Зашел сосед по гаражу, у него синяя семерка на третьей линии, Александр Семенович, его звали.

– Пардон! Вы, оказывается, делом заняты, зайду позднее, прошу извинить.

   Но, не такой уж и вредный человек Петрович, что бы соседа игнорировать.

– Да, что ты, заходи.

   Он наливает еще одну стопку. Давай с нами, по маленькой.

– Да нет, ребята. Завтра на рыбалку. Готовлюсь, времени просто в обрез. Вот еще и подсачек вышел из строя.

– Да брось ты, две минуты день не испортят. Давай, подтягивайся.

   Семеныч также служивый, правда, в милиции трудился. Тоже на пенсии. Так что коллегой его запросто можно было считать.

   Владимир Петрович между рюмочками и сломанный подсачек привел в порядок.

   Идиллия полная. У стола трое, исторически в России все добрые дела на троих делались. Настроение прекрасное, водочка хорошая, с московского «Кристалла». Закусь великолепная. Разговор льется тихой реченькой. Все трое спокойные, в принципе, ребята. Поговорить не прочь.

   Все шло, как у взрослых.

   Сначала оценили внешнеполитическую деятельность правительства и президента. Посетовали, что уже на пенсии, а не в стройных служивых рядах.

   Заклеймили позором этих деляг-депутатов. Тоже модное дело.

   Каждый вспомнил свою службу, потому срочно опрокинули по полста граммов за тех, кто на боевом посту и на службе.

   Не обошлось без разговора о женщинах. Но поскольку друзьям уже за пятьдесят, то они скромно обошли тему, кто из женского пола кому больше нравится, и начали хвалить жен, кто из них лучше готовит. Ну, видимо, всему свое время. А как же, внуки у некоторых, уже растут.

   Садово-огородная тема также присутствовала в разговоре.

   Многое обсудили: и о детишках, и внуках, и новость о сносе соседних гаражей, о таджиках, появившихся вместо бабушек-дежурных в подъездах домов. Вроде бы обо всем переговорили.

   Пора было выдвигаться домой. Петрович митинговал:

– А поговорить? Еще хочу! Рано еще домой.

   Наконец, начали расходиться. Александр Семенович пошел собираться на рыбалку. Алексей кое-как сдвинул Петровича с лавки, и они двинули домой. Проводив хозяина застолья до двери, так сказать, оказав товарищу услугу по доставке на дом, Алексей Владимирович, пошел в магазин. Фрукты куплены, что-то еще по мелочи прикупил, и к подъезду. Здесь нос к носу он столкнулся с Семенычем.

– Привет! Давно не виделись!

   Посмеявшись, коллеги по недавнему застолью, присели на лавочку у подъезда. Александр Семенович в руках держал рюкзак и огромный чехол, видимо с удочками.

– А что, Леша, давай завтра пораньше, на рыбалку со мной?

   Алексей задумался. А почему бы и нет? Лет двадцать назад он уже рыбачил. Правда, это было так давно, что он только помнил, что БЫЛ на рыбалке, но где, когда и с кем – не помнил. Давно это было.

– Да нет, спасибо. Снастей нет, да, собственно говоря, для рыбалки у меня ничего нет.

– Ерунда. У меня все есть, на десять человек хватит. Поехали.

   Махнуть, что ли?

– Я позвоню, через пол часика. Договорились?

   Дома, услыхав о рыбалке, жена, естественно, встала на дыбы:

– Ты бы еще в домино по субботам выходил играть! Мало на берегах рек и озер по выходным бездельников сидит. Так и ты к ним? Рыбки хочешь? Бегом в магазин, минтая там навалом! Так и быть, пожарю.

   Однако, это мнение женское. Но есть и правильное мнение. Это мое. Звоню Александру Семеновичу.

– Где и во сколько?

   Семеныч, видимо, обрадовался, одному скучно, поди.

– В пять утра у подъезда. Оденься потеплее. Весна, еще холодно поутру. Ну, пока, до встречи!

***

   Утро выдалось действительно холодным, хмурым и не очень приветливым. Темно еще.

   Но разве рыбакам это помеха? Да нет, конечно, тем более такому удачливому и опытному как Семеныч.

   Минут сорок в пути и вот пруд. Минут пять пошло на изъятие денежных средств за путевку. Оказывается, тут еще, и платить надо? Многочисленные сумки, котомки, ведра и чехлы со спиннингами за плечами и в руках. Зубы только свободны остались. Еще около десяти минут ходьбы, и вот – заветная цель. Мосток на берегу пруда. Метров эдак пять вглубь пруда.

   А с непривычки ножки-то болят, ручонки подрагивают. Конечно, каждому груза досталось кило по десять-двенадцать. Что же там такого ценного с собой приволок этот Семеныч? Посмотрим.

— Александр Семенович, помочь? Что делать мне-то?

   Надо сказать по пути Александр Семенович немного просветил новоявленного рыбака, что такое есть рыбалка.

   И начал с рыбацкой истины:

– Древние ассирийцы, говорили так: «Боги не засчитывают в счет жизни время, проведенное на рыбалке». Так что отдыхай Лёха, копи силы, присматривайся, что я делать буду. Так понемногу и научишься ловле рыбы. А может и понравится, посмотрим.

   Далее следовал рассказ, какая рыба водится в этом пруду, как, и на какую прикормку ее надо ловить и еще многое, что, конечно, с первого раза Алексей наш и не запомнил. Но то, что сегодняшний день не пойдет в счет жизни, уловил он крепко.

   Где-то минут сорок Александр Семенович возился со своим многочисленным оборудованием, снастями, подставками и удилищами. Долго мутил прикормку. Запах вокруг стоял абалденный, аж есть захотелось. И анис, и ваниль, и кукуруза в баночках. Мед, клубничный сироп. Ну, прямо стол накрывай и чаевничай!

   Это сколько же всего надо иметь, чтобы поймать эту разнесчастную рыбешку? Права жена. Минтай магазинный действительно дешевле обойдется.

   Ну, вроде все. Теперь по кофейку и в бой.

   Рыбаки развернули скатерть-самобранку. Чашечка ароматного кофе из термоса, с бутербродом мгновенно подняли настроение.

   Ну что, к делу?

   В принципе Алексей знал, что такое удочка, знал, как червяка одевать на крючок, как кукурузу прицепить. Умел, правда, как оказалось, очень уж коряво, спиннинг забрасывать. Но все же умел.

   Пруд, на который прибыли рыбаки, был карповый, то есть, зарыблен карпом. Как путешественникам рассказали егеря, клев здесь отменный, рыба водится до десяти килограмм весом. Много карасей. Но карп здесь – главная рыба для отлова.

   Егеря, это конечно, громко сказано. Просто мужики из Рязанской области подрядились к хозяину пруда в помощники. Никого и ничего они здесь естественно не охраняли. Убирали территорию, видимо, редко. Это было заметно, достаточно глянуть на берег пруда. Однако при всем этом ребята пальцы держат веером и так красиво врут!

– Вот вчера только один мужик тридцать кило выловил. И всего за пару часов.

– Перед вами только что корейцы были, бизнесмены какие-то. Специи свои накрутили, разбросали. Рыба сама в садок к ним прыгала. Ох, и молодцы ребята!

– Сегодня к вечеру еще тонн десять рыбы привезем, запускать будем.

   От этих рассказов Алексей, было, рот открыл, ему-то это впервой. Семеныч же, как бывалый человек, ребят быстро остудил. Задал пару вопросов типа:

– Ветер откуда, скорость ветра, температура воздуха?

   Егеря сразу потеряли всякий интерес к общению, и ушли курить. Как оказалось, это было их единственно очень интересное и важное занятие.

   Итак, к делу.

   Семеныч показал и рассказал Алексею, как надо пользоваться спиннингом для заброса кормушки с крючками, как надо набивать кормушку прикормкой. На крючок он посадил две кукурузины и пару опарышей.

   Первый заброс он сделал сам. Причем мастерски, с эдаким легким фарсом. Установил спиннинг в держатель, повесил звоночек на леску. Причем все это он делал очень ловко и быстро.

   А как же, опытный рыбак.

– Садись, Леша, жди клева!

   Для себя он оснастил два спиннинга и забросил. Так же установил на подставки, только не со звонком, а с сигнализатором лова. Надо сказать сигнализатор этот, очень интересная штука. Алексей видел такое впервые. По сути – это был емкостной датчик, работающий от элементарной «кроны».

   При движении лески по сигнализатору раздается противный писк. Вся публика сразу оборачивается: «Что? Кто? Где? Что там поймали?».

   Развернул Семеныч и удочку. Набросал прикормки метрах в шести-семи от мостка и сел с удочкой на раскладное кресло. Крючок с наживкой и поплавком установил примерно в месте, где разбросал прикормку.

   Ну что же. Все готово. Ловись рыбка большая и маленькая.

   Прошло полчаса. Пискнуло у Семеныча. Он настороженно приподнялся с кресла и замер. Постояв так на полусогнутых минут пяток, сел.

   С видом мастера-знатока комментирует:

– Крутится карпушок там, у кормушки, видишь, потягивает помаленьку, потягивает. Вот опять, смотри, смотри.

   Леша естественно ничего не видел. Но кивал, в знак согласия. Его звонок молчал, как рыба об лед.

   От этой тишины, и от блаженного тепла, от кофейка, Алексей стал клевать носом. Раскладное кресло было громоздким, когда он его на горбу нес, но оказалось весьма удобным и комфортным, когда он в него сел. Глаза закрылись. Леша наш задремал. И опять снится ему военный сон: полк на плацу, развод, торжественный марш. Почему-то в строю вместе с ним, жена, теща, тесть, детишки. Командир полка командует: «Поооллк! Смирноооо!!!» И тут на плац выбегает корова, на шее у неё звоночек, и звоночек начинает звякать, да так противно и громко. Что за черт!

– Лёха, подъем! Клюет, тащи!

   Это Семеныч кричит и бежит к его спиннингу. Подсечка, еще рывок, удилище согнулось.

– Есть!

   Александр Семенович, опередив Алексея, стал вываживать рыбу. И так ловко у него это получалось, ну загляденье просто.

– Ну, а ты что спишь? Мы же рыбу ловить приехали.

   Да, неудобно получилось. Заснул, и опять служебный сон. Даже на рыбалке не отстает. Но почему теща на плацу с тестем оказались? Вопрос. Наверное, заявятся в гости скоро.

   Алексей вскочил, стряхнул дремоту, схватил подсак и стал помогать товарищу по рыбалке, вытаскивать карпа, а это действительно был он, их первый карп. Вдвоем они лихо и быстро управились.

– Ну, этот карпушок кило на полтора потянет, оценивающе глянув на рыбину, сказал Александр Семенович.

– Давай, перезаряжай спиннинг. Вперед.

   Алексей набил прикормку в кормушку, подцепил по паре кукурузин на крючки, по совету Семеныча добавил по червячку.

– Ты поплевать не забудь на насадку – пошутил Семеныч.

– А что, поплюем, почему бы и нет?

   Алексей аккуратно занес за спину, как учили, спиннинг, и, поймав нужный момент, лихо забросил кормушку. Вроде получилось неплохо, метров на двадцать пять улетела. Отлично, на первый раз.

   Понемногу сам процесс ловли рыбы начинал увлекать Алексея.

   Справа, у Семеныча, опять запищало.

– Есть, еще есть, карпик. Пошло! Клев пошел. Нормально!

   Они опять вдвоем подняли килограммовую рыбу. В садок полетела очередная добыча.

   Попискивало и позвякивало и у других рыбаков на пруду. Кто-то вываживал рыбу, кто-то чертыхался, после срыва добычи. Одним словом, все на пруду занимались делом, которое и называлось рыбалка.

   Часов в десять наступил штиль. Нет, ветерок слегка поддувал, поверхность пруда рябило, но клева, как ни вглядывались рыбаки на свои сигнализаторы, не было. Как отрезало. Тишина. Тихо стало и в целом на пруду. Народ подремывал на стульчиках и креслах. С противоположного берега потянуло дымком, кто-то шашлык собирался жарить.

   Перезабросили снасти один раз, другой. Тишина.

– Ну, у рыбки тоже перекуры бывают, пояснил Семеныч. Не напрягайся, через пару, тройку часов, опять будет клев. Это рыбалка, тут терпение нужно. Возьми удочку, садись на мосток, рядом. Поместимся. Спиннинги в зоне видимости, добежим, если что.

   Александр Семенович собрал удилище, это была пятиметровая, прямо скажем, не легкая, старая удочка, с китайской катушкой. Поплавок ярко красный, тяжелый. Зато издалека заметен, подумал Алексей, удочку он в руках не держал уж точно двадцать лет, а уж как обращаться с катушкой на обычной удочке, и вовсе не ведал. Однако мастер рядом. Он и помог во всем Леше разобраться.

– Держи. Давай попробуем на крючок макароны подвесить.

– Ну, дает, Семеныч, сейчас порекомендует их, макароны, продуть и на уши себе повесить, ишь хитер, остряк.

   Однако у этого мастера в рюкзаке, в пластиковом чемоданчике, в котором обычно слесарные инструменты хранят, была разложена целая куча всяких коробочек размером со спичечный коробок, и круглые, и квадратные, всякие. Взяв одну из них, открыв, Александр Семенович, действительно, продемонстрировал кучку небольших по размеру макарон. От коробочки шел приятный клубничный аромат.

– Держи, такие на уши не повесишь, только на крючок пойдут. А сверху давай еще болтушкой прикроем. Добро?

   «Да… Сколько же дней он готовился к этой поездке, не представляю», – почесал затылок Алексей. Ну, за работу.

   Он бросил пару горстей прикормки в предполагаемое место заброса снасти. Не с первого раза, но все же кое-как одел макарошки на крючок. Семеныч показал, как надо пользоваться болтушкой, которая была заряжена у него в медицинский шприц.

   Это же надо додуматься до такого?

   Вперед.

   Заброс оказался неудачным. Леха начал потиху выбирать леску. Над поверхностью пруда появился девственно чистый и, естественно, голый крючок. Исподтишка глянув на партнера по рыбалке, он повторил эту сложную, и, как ему казалось, невыполнимую миссию, сам. Сам наживил крючок. Получилось! Ура!

   Опять заброс. Теперь аккурат в цель. Наверное, и насадка цела.

   Алексей положил удилище на мосток. Перенес туда же и кресло. Присел. Вдвоем они разместились в принципе достаточно комфортно. Вширь мосток был метра три. Так что не мешали друг другу.

– Ты смотри, удилище не бросай, пусть постоянно под присмотром будет, знаешь, его еще мой отец подарил мне, не дай бог карп утянет.

   «Да кому он нужен, этот раритет, кто его утянет, тяжелющее это удилище? Сам-то из дому его еле-еле тянул» – ухмыльнулся Алексей.

– Не переживай, Семеныч, все в норме.

   Леша пристроился на кресле. Глаз косил, конечно, на спиннинг, там-то уж проверено, добыча была. Он ожидал повторения. Однако периодически посматривал и на лежащее у левой ноги удилище.

   Одиннадцать часов. Первый утренний азарт, видимо, прошел. Алексей, поеживаясь, глянул на пруд. Не очень большой. По ширине метров двести, двести пятьдесят будет, Противоположный берег метров в ста пятидесяти. Деревьев почти нет. Редкий кустарник. А народу прилично. Человек эдак пятьдесят наберется. Вон семьей ловят. Дама, два пацана, муж у мангала топчется. Ну что ж, выходной. Народ отдыхает.

   У Александра Семеновича опять пискнул сигнализатор. Он вновь приподнялся и замер в ожидании. Леха туда же навострил и уши и глаза. Ну, сейчас начнется.

   Да, началось, но не там, а у него под ногами, слева.

   Удилище слегка дернулось и поползло с мостка. Сначала тихонько, эдак, не спеша. Через секунду, другую, удар, рывок. И, нет удочки. Ау, где ты?

   Леша замер. Руки онемели, в горле клубок засел.

   Семеныч, заорал, явно с опозданием: «Держи, ворона! Так, тебя, перетак! Держи!»

   Совет друга, коллеги по рыбалке, был явно с опозданием. Вот это да! Разве такое бывает?

– Семеныч, я нырну за удилищем. Сейчас только разденусь.

   Леха принялся срывать куртку.

– Стой, дурила, что ты делаешь, одевайся, вода холодная еще!

   Сердце у Алексея готово было вырваться из груди. Внутри что-то грохотало, его всего трясло. Голос вдруг пропал.

   В таком оцепенении он, как казалось, простоял вечность.

   Что это было?

   Ясно что – это рванул карп. Макароны понравились. Пока наш Леха зыркал по сторонам, он и дернул. Приличная, видать, по весу была рыба.

   Отходили от произошедшего наши рыбаки не менее получаса.

   Вот уж и бурчать и пересмеиваться начали.

– А ты куда смотрел?

– Так у тебя ведь клевало, я думал…

– Думал, думал, что ты думал? У тебя думалка не работала. Ворона.

— Виноват, я удочку куплю, не переживай.

— Да не нужно мне от тебя удочка. Это же станинное удилище, старше тебя! Дедова еще!

   Подошел егерь. «Что ребята, утащил удочку? Ну да, бывает. Вот на днях…» и он принялся рассказывать, как на днях у кого-то карп также упер спиннинг. «Так там такой крутой был. Тысяч за десять, пятнадцать куплен. Совсем новый».

   Это явно было приглашение поискать спиннинг. Потом, конечно, и не за так. Естественно, за денежку.

   Быстро договорились, что в следующую субботу опять подъедем, и, если егеря найдут спиннинг, возможен его обмен на рубли. Сколько? Да потом разберемся.

   К четырем часам вечера погода значительно улучшилась. Ветерок почти спал, тучки, правда, не расходились. Но уже вовсю чувствовалась весна. Да что весна, полмесяца и лето. Хорошо!

   Спиннинги по-прежнему бастовали. Уж по нескольку раз их переснаряжали, перезабрасывали кормушки, все равно тишина. На удочку Семеныч поймал двух карпят по восемьсот грамм, и одного неплохого карасика. Примерно такая же обстановка была и у соседей. Тишь и лишь редкое попискивание и позвякивание.

   Семеныч посматривал на часы: «Может сворачиваться будем? Пока доедем, вечер уж будет, а?»

   Лёша продолжал тупо и с какой-то яростью смотреть на звонок. «Нет, погоди, еще хотя бы часок подождем». Он явно рассчитывал на какое-то чудо. А в словах появились какие-то рыбацкие нотки, есть такое. Это когда не удовлетворился рыбак, не насытился, ждет того самого, своего, трофейного карпа. Вот-вот клюнет.

   И надо же было такому случиться? Дождался он своего часа, дождался. Везет новичкам!

   Спиннинг Алексея не то чтобы позвонил, он загрохотал, загремел, заорал!

– Ко мне, все. Ко мне!!!

   Рыбака словно сдуло с мостка. Не очень умело, но он все же подсек рыбу. Спиннинг в дугу. Звоночек в космос. Подставка с землей полетела в воздух. Он еще что-то перевернул по пути к заветному удилищу. Потом! Все потом! Перед глазами только согнутое удилище, а в руках ощущение сильных рывков, где-то там, в воде.

   Семеныч уже рядом:

– Не рви, не дергай, спокойно, спокойно. Дай ему устать, поводи, поводи его.

   Лёха все слышал, но ничего не понимал. Он сражался.

   Минут с десяток продолжалась эта «смертельная схватка! Кто кого. Карп крючок хватил, видимо, намертво,  приближаться к мостку как-то не спешил, рвался и мотал вправо и лево.

   Начал сбегаться народ. Как всегда советы, подсказки, шутки, с явными элементами зависти. Везет же парню!

   «Кило на пять, смотри, как рвет. Да нет, поменьше. А может это щука? Да ты что, здесь их нет. Кило на три, четыре будет. Держи, держи его. Давай, тяни!» и так далее.

   Где-то метрах в тридцати по направлению лески послышался сильный всплеск, и над поверхностью показалась здоровущая рыбина. «Вон она, вон! Смотри. Красавец карпище, ох красавец! Тащи его, тащи».

   Лёха наш, бледный, покрытый испариной, держал в правой руке спиннинг, левой пытался мотать леску. Семеныч рядом: «Давай, давай, потиху, потиху. Не давай ему уходить к берегу. Вот так, молодец».

   Понимание происходящего понемногу начинало возвращаться к Алексею. Прыжок к небу у карпа, видимо, был попыткой перерезать леску. Не получилось. Он начал сдаваться. И вот здесь-то впервые к Лёхе пришло понимание того, что он побеждает, что он управляет процессом. Он победитель! Это состояние не поддавалось описанию. Победа!

   Еще минут десять – и карп в садке.

   Состояние молодого рыбака было не описать. Нервный смех победителя, возбужденный, почему-то с хрипотцой, голос, неописуемая радость на лице, нервная жестикуляция. Молодец!

   Надо же, сколько адреналина... И всего-то поймав рыбку, как потом взвесили, на три сто.

   Успокоившись, постоянно возвращаясь в разговоре к удаче, наши рыбаки засобирались домой.

***

   Жена Алексей Владимировича, явно не ожидала такого улова. Два карпа, один и по весу и по виду весьма приличный. А главное, красивый такой, свеженький:

– Как же ты его поймал? Или в магазине купили? Знаю я вас, знатоки, народные умельцы!

   Лёша, эдак степенно подошел к подруге жизни, полуобнял ее:

– Женщина, которая никогда не видела своего мужа за ужением рыбы, не имеет понятия, за какого терпеливого человека она вышла замуж, вот так-то.

   Жена глянула на него и с удивлением и, явно, с уважением. Это же надо, уже пословицы пошли в ход. Хотя он прав: «Хороший мужик мне достался. Самостоятельный. Спасибо Богу и родителям».

   Спать в это день Алексей лег рано. Срубило его. Подушки коснулся головой и…

   Думаете, заснул? Как бы ни так! Опять на пруду, опять с карпом сражается. Поплавок перед глазами, бережок прудовой, Семеныч с раритетом своим под мышкой.

   Проснулся Алексей свежим, отдохнувшим, с хорошим настроением. Первые его слова, сказанные жене, какие думаете?

   Нет. Не «с добрым утром, дорогая!». Нет:

– Схожу к Семенычу. Надо договориться о рыбалке. В субботу планировали.

   Эта фраза жену просто сбила с ног. Аут!

   Все, пропал человек.

Послесловие

   С той поры стал наш герой заядлым рыбаком. Но нет, не всеядным. Полюбил он именно карповую ловлю. Много прочитал о рыбной ловле, посмотрел в интернете, послушал настоящих рыбаков, на «птичке», что у Подмосковных «Белых дач», стал частым гостем. Завел себе целый арсенал удилищ, ящиков, сумок, коробок и коробочек, снастей. Одним словом, настоящим рыбаком стал. Настоящим.

   И еще. Престала казарма по ночам допекать Леху. Сны стали рыбацкими, интересными, увлекательными, как сама рыбалка.

рассказ о рыбалке Александра Махнева




Рубрики:Отчеты о рыбалке.
Метки записи: , ...

2 Responses

Нам очень важен Ваш комментарий