Пуд карасей

   Здравствуйте, дорогие читатели «Школы Рыбалки»! Конкурс «Рыболовные истории» продолжается и сегодня публикация очередного шикарного рассказа Анатолия Снежаня.

 

рыбак на лодке

   Вы что-нибудь слышали о нефтепроводе «Дружба»? Если и слышали, то не больше, чем о Варшавском мирном блоке-союзе соцстран и его антиподе – агрессивном блоке капстран НАТО. А, между тем, “Дружба” — многотысячекилометровая, до сего дня крупнейшая в мире, система магистральных нефтепроводов. Их первая очередь (нитка) была построена в СССР, в 60-е годы прошлого столетия, предприятием «Ленгазспецстрой». По стальным трубам велась транспортировка нефти из Волгоуральского нефтегазоносного района в соцстраны-члены СЭВ (Совета Экономической Взаимопомощи): Венгрию, Чехословакию, Польшу и ГДР, расположенные в Восточной Европе.

   Маршрут нефтепровода с тех самых пор радикально не изменился, он проходит от Альметьевска через Самару, Брянск до Мозыря. В районе этого Полесского города нефтепровод разветвляется на два участка: северный (по территории Белоруссии, Польши, Германии, Латвии и Литвы) и южный (по территории Украины, Чехии, Словакии и Венгрии).

   Сейчас «Дружба» – и производительнее и мощнее, прокачивает ежегодно десятки миллионов тонн чёрного золота…

   Моя история относится примерно к началу 60-х годов, когда первая нитка нефтепровода уже подавала сырую нефть по 1020 мм стальной трубе со скоростью 10-12 км/час социалистическим предприятиям Восточной Европы.

   Половина моего детства, школьная юность прошли вблизи (в глубоких траншеях, отвалах и даже верхом на огромных трубах) этого уникального нефтепровода. Оно и понятно, широкая трасса, первая и вторая нитки нефтепровода прокладывались вдоль окраины нашего рабочего посёлка Хвоенск, по лещиннику, ольховнику, осиннику, березнику, по  болотам и болотянкам, по многовековому дубово-грабовому лесу.

   По трубам, основной и резервной, пока они сваривались-варились, тщательно продувались-проверялись, покрывались антикоррозийным составом на основе гудрона, прикапывались, мы, поселковая пацанва, оторвы, бегали, как по тротуару, пробирались  аж в соседнюю деревню Переров на кермаши, на танцы.  А переровцы, в свою очередь, по трубам выбирались к нам, «в Европу, в люди», конкретно – в нашу поселковую школу-десятилетку, в книжный и в культ- , хоз- , пром- , продмаги, в наш клуб на широкоэкранные фильмы, на Новогоднюю ёлку, а то и в баню… Кстати, в поселковой столовой, в бане, в продмагах всегда имелось свежее бочковое и бутылочное пиво, что по тех временах не всякий день можно было увидеть даже в областных центрах!

кувшинки на воде

   Весной и осенью (наводнения, бездорожье) Переров и все населенные пункты, что за ним, – Перерочский Млынок, Хлупин, Хлупинская Буда, превращались в острова или полуострова. Трубы (одна – туда, другая – назад ) служили прекрасной дорожкой. Можно было добираться даже в туфлях! Один минус – если ты зевнул и слетел с трубы, то… взобраться на неё было весьма проблематично, даже с подмогой товарищей,  –  и высоко (метр трубы + высота провиса), и неудобно, но главное – оба твоих добровольных помощника были обречены изрядно испачкаться. А парням, идущим на танцы, к девочкам, это надо?!!

   …Когда трубы закопали, то вдоль трассы остались большие и малые каналы, канавы, ямы и ямки. Почва в наших местах тяжёлая, глина уже на глубине около метра. Это я к тому, что  любая ямка, колея, разора в огороде (после дождя могла высвободится от влаги только с помощью солнца, а солнце у нас не Сочинское) превращалась в лягушатник. А вдоль нефтепровода, я повторюсь, ямы попадались большие, во многих пацанва купалась, ловила карасиков. Обычно мелких, мы их называли «пятачками» (ходовой размер – с детскую ладошку, это по максимуму). Много раз ловил и я таких, когда мамка не пускала на озёра или на Припять. Жители приречных населенных пунктов всегда опасаются за детей, и часто эти опасения сбываются. Говорят, любая открытая вода требует жертв (как и половодье).

   …Вот и всё вступление. Извините, если предыстория кому-то из молодых показалась длинной. Но без неё (я читал конечный текст и без неё) – слишком много непоняток, и рассказ похож на тройную уху без специй. Вы такую пробовали?

   Итак, переключаюсь на рыбацкую историю. Произошла она в начале июня 2003 года (примерно четыре десятка лет спустя введения нефтепровода «Дружба» в строй). Я приехал в родной посёлок из Гомеля в отпуск, на побывку, и ноги невольно занесли меня сначала на берег Припяти, а потом – в лес моего детства. Так я вышел и на трассу того самого нефтепровода. Вдоль неё – полоса отчуждения (назову её так), и канава – некогда широкая, только с 4-метровым шестом её мы перепрыгивали. Канава – на случай прорыва нефтепровода...

   Я шёл, и многое не узнавал. Вот и старенький деревянный мост с перилами через трубопровод. Стежка-дорожка соединяет посёлок Хвоенск и деревню Бечанская Буда. Напрямки. Можно было бы навозить сюда песка, щебня и обойтись мостка. Оказывается, нельзя: до труб сверху должно лежать до метра земли, не больше. Стою на мостку, курю, смотрю вокруг.  Жарко! Взгляд цепляется за яму метрах в пяти от мостка.  Яма большая, и с водой, несмотря на сухой май.

заболоченая местность

   «Интересно, – думаю я, – отчего в ней вода такая мучнисто-мутная? Лягушек нигде рядом не наблюдаю, следов животных на бережку –  тоже не видно. Значит, должна быть рыба, точнее, караси… Сто процентов! Только они способны жить  и выживать в таких сложных условиях».

   Заядлый рыбак, я, спрятавшись в тень ближайшего дуба-великана, стал наблюдать за ямой. Зеркало ямы – три на два метра. Наблюдал минут десять. Ничего особенного. Вдруг вижу – тёмно-сталистая змейка просматривается. Ужик? Нет, ужи не ныряют, и плавают так, что голова с жёлтыми пятнышками видна отчётливо. Только карась! И караси серебряные, крупные – килограммовики, не меньше. Я таких даже не видел!

   Подхожу к яме с берёзовой палкой: замеряю глубину. По центру – больше 150 см (палки не хватило), по периметру – 20-40 см.

– Что, рыбку щупаете?  Доброго вам надвячорка! – вдруг слышу с моста. Оглядываюсь. Мужчина чуть моложе меня, идёт со стороны посёлка (буднецкий, значит, с работы).

– И вам не хворать. И какая рыба тут, посреди леса? Вот…  мерял глубину…  Глубина солидная. Когда-то, лет сорок назад, мы здесь купались с апреля и до середины сентября, а с ноября – гоняли в хоккей… Вот тогда здесь рыбка водилась. Правда, только караси и верховодки.

– Если рыба была тогда, то и сегодня будет. Факт! Здесь, к примеру,  никогда, аж до зимы, не пересыхает, и воды, обычно, много больше. После дождей – так и к мосту без сапог не добраться. Там, метрах в десяти, ещё одна яма, поширше и поглубже энтой.

– Скажите, а чем же здешние караси питаются, когда затяжная сушь настаёт?

– Приспособились. Карась, если надо,  даже в размерах уменьшается, но выживает. Особенно белый. Этот и зим суровых не страшится. А питается чем? Много всего (растительного и животного происхождения) оседает на дно, где разлагается… Вот, к примеру, листья, семена всякие… Много их наносится с берега... Дикие утки, свиньи, лоси оставляют навоз… А зверья здесь много.

лист с дерева на воде

   Этот разговор состоялся в четверг, в рабочий день, когда движение по мосту интенсивное. Я выбрался к Буднецкому мосту в понедельник.  Ближе к обеду. Удочки не брал, чтобы не осмеяли случайные прохожие. Дескать, встретил в лесу, над лужицей, лоха городского с японской удочкой…

   Из наживок-приманок – кусок мякиша из пшеничнго батона.  Леску намотал на правый указательный палец, поплавка не цеплял, хотя и взял. Рассудил так: «Если рыба есть, то и так вытяну… А если её нет, то хоть от позора уберегусь».

   Сидел на корчике, спиной к мосту. Сидел минуту, не дольше: палец указал в яму. Поклёвка!!! Рванул так резко, что вытянул лишь остаток губы… Губа была не дурна –  от большой рыбы.

   И я раздухарился! Пошёл в орешник, вырезал себе  двухметровую палку-удочку, оснастил её, выгреб трёх жирных дождевых червей в ямке, полной счерневших от времени листьев. Червяков уложил в коробок из-под спичек, подсыпал земли. НЗ!

   Первого серебрянного карася (таких огромных красавцев я больше никогда в жизни не ловил, а видел – только в полесских рыбхозах!) я прождал минуты две. Вытащил без проблем, но, само собою, с плёском, с шумом. Добычу беспечно положил рядом с корчом. И зря – карась мгновенно подпрыгнул и… попал в родную обитель. Я чуть не взрыдал, но… надо действовать! На мост я уже не оглядывался. Осмелел и, как водится, забронзовел: ведь же не «пятачков» ужу, а карасей-поросят!

   Встал, сосредоточился, закурил и продолжил. Клёв был отменный. Жор, а не клёв! Правда, с булкой я толком не мог справится –  шарик-мякишок в воде быстро распадался, подсечь сразу карася никак не получалось. Даже  оснастив удочку чутким поплавком. И всё же шестёрку карасей я поймал и на  катышки из мякиша.

   Когда меня с моста окликнул очередной прохожий, я достал из коробочки первого червяка. Порезал его на трёхсантиметровые кусочки, потом – ещё на более мелкие. Караси на червяка шли как наркоманы за дозой, как разъярённые быки на тореадоров. Ей-Богу, вода в ямине кипела!

   Через минут тридцать у меня осталось всего два кусочка червячной вырезки, но клёв прекратился. На двух куканах у меня зяхали жабрами 18 белых карасей. Общий вес – без малого 17 кг.

   Домой, в посёлок, я возращался не  огородами, не окраиной, а по «проспекту» – улице Ленинской… И каждый встречный становился поперечным: приставал с вопросами типа где, как, на что… Не скрою, популярность  сильно грела душу, тешила самолюбие, множила ай-кью  (не верьте тем, кто говорит обратное!).

   Не хотел заканчивать на миноре, но уж если правду, то  правду до конца.

   Назавтра я, оснастив две удочки, нарыв возле сарая банку навозных червей, прихватив стул-раскладушку и эмалированное ведро для улова, отправился к Буднецкому мосту.

   На глазах изумлённых будянцев я просидел у ямины с раннего утра и до вечера. И чтобы хоть одна поклёвка, хоть один кивочек  японо-тайваньского поплавка!.. Нда-а, как говаривал Петросян, непередаваемые ощущения.

автор рыболовного рассказа Анатолий БИГАЙДАРОВ, г. Гомель




Больше информации Вы найдете на страницах наших классов:

«Спиннинговая ловля»

«Донная (фидерная) ловля»

«Поплавочная ловля»

«Зимняя ловля»


3 комментария: Пуд карасей

  • Петр Балашов

    Анатолий, так я не ошибся в одном из комментариев? Снежань- это псевдоним? А рассказ интересный,хоть и маленько перебор со вступлением, можно было немного урезать подробности , мозг устает думать над фактами строительства. Как передовица из «Правды»))

  • Анатолий Снежань

    Роман, вот проживёшь с моё, поездишь по свету... И таких историй своим внукам порассказываешь!!!

  • Рома

    Анатолий , не перестаете удивлять. Интересная, захватывающая и удивительная в тоже время и яркая история.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два + 12 =

Поиск по сайту:
Реклама на сайте:
Уникальный подарок рыбакам от «Школы Рыбалки»!
Вверх