Чёрная рука

   Здравствуйте, дорогие читатели «Школы Рыбалки»! Этот рассказ — воспоминания детства Анатолия Снежня. История опубликована в рамках конкурса.

болото

   О многих своих интересных рыбалках я уже рассказал, кроме самой первой…

   К вашему сожалению, вынужден опустить предысторию, а она, особенно если речь идёт о временах далёких, важна. Ведь даже родители Романа или Димы не знают ничего определённого о конце 50-х – начале 60-х  гг. прошлого века. А это моё – детство, школьное отрочество.

   Ладно, начну с середины.

   В свободное от школы время и все летние каникулы я, как старший ребёнок  в семье, проводил в трудах праведных: помогал родителям по дому, в огороде, в лесу, на лугу, на болоте…

   Болото, особенно душное, жаркое, летнее, ненавижу по сей день. Как и тошнотворный запах зрелой смородины (на сухих болотах её много!), нудящий звон голодных сантиметровых комарих (кровь нашу сосут самки).

   Мы с мамкой всегда шли на Дальнее, куда другие поселковцы не ходили – слишком далеко, не донести тяжёлые ношки бобовника, осоки, березовых веников (свиньям и козам), растопыренные вязанки хвороста, сухостоя.

   За световой день делали по две, а то и три ходки. А это только ногами – 15 км. Спина моя была изрезана и тонкой верёвкой и осокой, ладони рук пузырились от кровавых мозолей (выжинал серпом болотную траву, рубил сухую лозу на дрова). Раны обильно поливались потом. Доставалось и лицу, щиколоткам – донимали оводня, слепаки, комары. Но мы делали своё дело, потому что никто другой за нас его не сделает.

   Были и короткие минуты отдыха. И тогда мать, сняв болотные сапоги, босиком обирала кусты малины, ежевики, смородины, собирала лисички, подосиновики, опята (по сезону), а я с кошелём устремлялся вдоль болота.

   Искал и находил не «безлюдные» блюдца воды (болота за сухие месяцы или высыхали или изрядно подсыхали: так, что пройти по вековой сапропельной гуще – не пройдёшь, увязнешь. Все летуче- , прыгуче- , ползучие твари и тварюки своевременно перебазировалась на новые места жительства, или, увы, вымерли). Все, да не все! Вьюны живее всех живых! Главное – найти хоть одного… Остальных отроешь, выковыряешь даже, если грязь взялась упругой корочкой.

   Вьюна в болотной коломази можно обнаружить всякому. Стань у блюдечка и смотри. Вьюны проявятся – условия проживания мерзопакостные, даже для карасей. Нет их, карасей.

   Я не стал выжидать. Загрёб кошелём слой грязи (как солидол) и с трудом вытянул на сухое место. Разгребал ольховой веткой. Через минуту-другую – рассматриваю пятнадцать извивающихся мурзатых «ужиков». Ну, не Атланты и не Кориатиды, – 15-20 см. Прекрасно! На соломке в духовке – объедение. Во рту тают – это про вьюнов.

   Повторил гребок плетёным кошелём. Ещё шестнадцать рыбин. И ещё одиннадцать… Три лужи-блюдца выгреб – кошель не поднять. Пусть грязи в нём  – две трети от общего веса, но ведь и рыбы немало. Голов триста – верняк.

   Теперь задача задач – найти воду, чтобы перемыть добычу. Кошель ведь неподъёмный.

   Иду дальше по бережку болота. Замечаю ещё лужу. Воды ещё много, но и чёрно-рудой торфогрязи хватает. Прохожу мимо… И вдруг – плёх!! Да сильно так. Как в последний раз. Я разворачиваюсь, иду к луже. Шумнули явно отсюда, потому что нигде ж рядом воды нет. Я наклоняюсь к луже, вглядываюсь в её черноту, и неожиданно вижу… о ужас!..  чернь лужи врезается и чёрная рука из прорвы болота за мой нос – хвать-хвать!..

   Сознания я не потерял, но приземлился на спину, серый от страха. Никогда так больше не пугался! Даже, когда посреди реки, ночью, меня, не умеющего плавать, накрыло тяжеленной лодкой…

   Пробую раскрыть правый глаз – не получается, залип. Залеплен грязью. Приоткрываю левый… на бережку хевкает жабрами «рука» – 4-килограммовая щука. Всех  сородичей повыела, одна осталась…

   Я таки нашёл большую воду – ручей от криницы. Попил студёной водички, отмыл щуку (куснула, гадовка!), затем – вьюнов. Как они кишат! Жуткое дело!  Кстати, а вы слышали, как они писчат в каменной соли (их так чистят от луски и слизи)?

   …Такие (или похожие на такие) рыбалки в моём детстве случались часто. Почти каждое лето. Хотя, признаюсь, с вьюнами возится не очень хотелось –  работёнка грязная и тяжёлая. Особенно, если рядом с болотной лужей-блюдцем нет чистой воды.

   Я очень любил, когда в небольшой лужице (воды ещё на сутки-двое) обнаруживались  синявки (болотные щучки от 15 до 30 см). Их всегда попадалось штук по 50 – 100, и больше. Готовить – одно удовольствие. Помыл, посолил и – в печку, духовку. Идеально, если на дне протвини (у нас её ещё называют бляхой) будет ржаная, просяная солома. Что интересно, после такой готовки размягчаются все кости, включая большие.

   Однажды, пару-тройку лет спустя, я нашёл блюдце, из которого выбрал больше тысячи молодых рыбок. Забирать приезжал на велосипеде. Рюкзак разместил на раме.

   Доводилось видеть и полностью высохшую, аж до трещин, большую лужину. Её дно было белым-бело от костей щурят.

рыболовная история Анатолия Снежня




Больше информации Вы найдете на страницах наших классов:

«Спиннинговая ловля»

«Донная (фидерная) ловля»

«Поплавочная ловля»

«Зимняя ловля»


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 1 =

Start

Stop

Поиск по сайту:
Реклама на сайте:
Уникальный подарок рыбакам от «Школы Рыбалки»!
Вверх