1. Сом длинною в жизнь

   Здравствуйте, дорогие рыболовы! «Школа Рыбалки» с радостью представляет Вам прекрасную конкурсную работу нового автора Анатолия Снежня «Сом длинною в жизнь». Так как вторая часть работы была коротковата для отдельной публикации, то она («Язь в плоте») дополнила этот рассказ.

кувшинки на воде

   В Белорусском Полесье, особенно в бассейне реки Припять, крупные паводки, наводнения (скажем, такие, как нынче в Хабаровском крае) случаются всё  реже и реже. Частичное дамбирование Припяти, масштабная мелиорация, возведение современных мостов, магистралей – всё это усмирило  реки, речки и речушки. Но… весенние и осенние разливы, наводнения, паводки, как и летние послеливневые подтопления жилья, огородов случаются с завидным постоянством в ряде «низких», приречных, деревень, посёлков, городов Гомельской области.

   Все истории, которую я расскажу ниже, случились в пору больших разливов рек (конец 60-х гг.). Тогда по большинству улиц моего родного рабочего посёлка Хвоенск рассекали даже на тяжёлых моторках и катерах…

   В половодье, конечно, не в первые два-три сумасшедших дня и ночи, а когда оно уже, образно говоря, устоялось, когда коровы, быки, телята, козы, свинья, прочий скот и домашняя живность пристроены — передислоцированны на ближайшие острова,  размещены на чердаках сараев и домов, когда уже отлажен семейный быт, —  вот тогда вспоминали и о рыбалке (даже, хе-хе, о самогоноварении).

   Рыбалка в пору моего детства, юности была совсем другая… Ловили рыбу и раков взрослые (мы, школьники, не в зачёт). Ловили с азартом и по-серьёзному (различными сетями, крыгами, бреднями, наставками, жаками, пр. самоделками, с подмогой челнов, вёсельных лодок и лодок-моторок).

рыбалка в детстве

   Однако рыбаков-любителей было не так чтобы и густо, – можно сказать, десятка три. С учётом удильщиков, доньщиков, мормышечников и  трёх спиннингистов.

   Рыбаков же с большой буквы, классных  (стабильно добычливых) на весь большущий посёлок было  всего три приличных мини-бригады (максимум 12 человек). Мне повезло жить рядом с лучшим  поселковым рыбаком-бригадиром Булавко. Его бригаду именовали по-всякому: «Три хохла», «Три Ивана», «Три КО» (Иван Хабренко, Иван Булавко, Иван Нестеренко).

   Кстати, тогда сети в нашем лесном посёлке (я отвечаю за все его концы, не центральные улицы) сушились на штакетных заборах. Сети разлаживали  вдоль деревянных тротуаров. Там же сети и  ремонтировались, оснащались поправками, грузилами. На улице, при домах, обычно на лавках, плелись сети, ладились жаки,  донки, «телевизоры» (тогда они только зарождались).

   Рядом горели костры со смесью для смоления днищ новых и старых лодок. Тогда машин-персоналок было не густо, и на рыбалку, обычно вечерком уже, после работы, выбирались по-цыгански -  на возах…  Лодки хранились на берегах, при вековых дубах или ветлах… На телегах доставляли лодки либо новые, либо в ремонт-с ремонта…

   На рыбалку «сеткари» ездили и на велосипедах – великах, лисапетах. Ехать на реку, озёра было — как когда, чаще всего, не близко –  за три-девять километров.

рыбак

   Итак, я вплотную подошёл к своей первой истории. Она – про первого сома, которого я увидел в 11-летнем возрасте, и запомнил на всю оставшуюся жизнь.

   Иван Хабренко и Иван Нестеренко жили  на Пионерской, параллельной, соседней улице, однако они часто заходили (заезжали на великах)  на улицу Мира, к моему ближайшему соседу Ивану Булавко. Не по работе, а как рыбак к рыбаку. Всегда вместе они выбирались на реку. Чаще на велосипедах. В  праздничные дни или в воскресенья (субботы были тогда ещё рабочими).

   …В то пасмурное первомайское  утро три Ивана  выбрались на рыбалку вчетвером. Четвертый был (вы не поверите!) тоже Иван, точнее Ванька (уличная кличка Ванька Клып), хромоногий пьянчужка-забулдон,  очень далёкий от рыбалки. Далёкий от рыбалки Ванька Клыпа, но не от рыбаков: Клыпа предоставлял поселковым сеточникам свою кобылку и возок для поездки на дальнюю рыбалку… Не за так, разумеется. За долю, ну и за выпивку.

   И рыбаки, которые бригадные, уверенные в себе, охотно арендовали Клыпу и его лошадь. Сервис!

   …Бригада хохлов в дот день ставила сети в районе Млынка, где дубовые топляки, где мельница некогда при царе стояла…  Сомовое царство – одно из названий того речного урочища.

   Вернулись (я со спальни, где делал уроки, услышал скрип давно не мазанных колёс и тут же выбежал встречать дядю Ивана Булавко) рыбаки часов в десять вечера. Было светло. Ко всему, на столбе у нашего дома ярко горел фонарь.

   Клыпа уже лыка не вязал – упился. Лошадью правил Нестеренко.

– Тольянычу наш горячий рыбацкий привет! – поприветствовал меня дядя Иван Булавко и добавил: – Сбегай домой, принеси ведро, я вам рыбки сыпну…

   Дядя Иван нам всегда давал рыбу. Бесплатно. Две-три-четыре крупных (обычно язь, сазан, лещ, щука), и полведра, ведро – окуней, плотвы, ершиков.

   Когда я выбежал к возу вторично, с ведром, то оно у меня выпало из рук… Среднерослый и плотный Булавко подмогал худому и великорослому Нестеренко  поднять на плечо сома-великана. Нестеренко занёс рыбину на веранду Булавко (я его сопровождал)…

копанка

   Я и сегодня вижу того сомилу… Хвост метёт пылюку, а я, спотыкаясь, бегу и дёргаю за свисающий на грудь Нестеренко ус.

   На мой расклад, в тот день было поймано никак не меньше трёх равновеликих  гигантов (плюс-минус два-три кило), потому что рыбаков три, а дзялки (доли) должны быть примерно равными.  И ещё. Восторгов от рыбаков я не слышал ни в тот вечер, ни позже… Значит, сомы не были чем-то суперским для Булавки и Нестеренко.

   Много лет спустя (в 2003 году, в одном послечернобыльском районе Полесья (р. Беседь – приток р. Сож), в зоне отчуждения, мы «отловили» браконьера, в схроне которого была обнаружена порванная мокрая сеть и улов…  29-килограммовый сом. Большой сом, но он мне показался ясельным сынком того сома, которого, кряхтя, волок Иван Нестеренко.

   Кстати, старожилы-полешуки (довоенные пацаны из-под Турова, деревень по Припяти и её притокам) вспоминали немало случаев, когда рыбаки приходили дрмой¸запрягали коней и привозили улов от реки, от лодок (донести не могли!). Сомов было много, и они были гигантскими – пожирали свойских уток и гусей.

   В 1999 году (на Днепре в районе Лоева) услышал авторитетное мнение «тутэйших»  и минских авторыбаков: «Сомы снова господарят во всех реках Беларуси. Особенно их много в реках вокруг Ветки, под Припятью, близ Лоева и Речицы, на Туровщине…»

рыба

2. Язь в плоте

   Деревушка на правом берегу Припяти. Весеннее наводнение. Не самое большое. Скажем, обычное, но полдеревни бедствует. Воды — у кого по колени во дворе, у кого – по щиколотки в спальне. У моей тётки Гали, куда я приехал по настоятельной просьбе мамы на моторке, в отведки, — проведать, как она живёт в экстриме, вода плещется на крыльце. Это, считай, и не бедствие.

   А вот у её соседа справа, деда Бориса, затоплен и огород, и двор – вода стучится в окна. Так было день, два, три. И вдруг воды не стало. За ночь сошла, драпанула, убежала. В рыбацких сапогах расхаживаю куда хочу. Забрёл к соседям.  Стены дома, забор стали подсыхать… Гляжу на штакетник вокруг курятника – как-то поблескивает странно. Подхожу ближе, а там… это в дырке между штакетин… ладный килограммовый язюк. Снулый уже. Застрял капитально!

   Дед свой курятник  и дворик вокруг него на лето укрывает старыми рыболовными сетками (чтобы коршун кур, цыплят не воровал!). Рыба с  большой вешней водой во дворик зашла легко, а выйти не сумела, застряла в сетке. Ещё и забор этот посодействовал.

***

   Считай, анологичный случай произошёл много лес спустя, в той же деревне. В самодельный прудок-копанку, рядом с домом, на лето выставляют бочки, кадки и пр., чтобы не рассыхались. Прудок огорожен густым частоколом (есть и калитка) от свиней, коз, коров, гусей и уток. В половодье к ограждению привязывают лодки, челны и бондарные изделия (чтобы не уплыли).

   Так вот, после одного из весенних наводнений, уже в июле (доставали кадку для засолки огурцов), в старой дубовой бочке, лежавшей под углом 45-градусов ко дну копанки, обнаружили красного (золотого ) карася. С ладонь ростом.

   На следующее утро ребятня  отовсюду набежала, с удочками, с большими банками навозных червей… Думали, тут рыбы голодной – пруд пруди. Никто ничего не поймал. Если не считать лягух…

рыболовные истории Анатолия Снежня




Больше информации Вы найдете на страницах наших классов:

«Спиннинговая ловля»

«Донная (фидерная) ловля»

«Поплавочная ловля»

«Зимняя ловля»


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × 4 =

Поиск по сайту:
Мы ВКонтакте (VK):

Реклама на сайте:
Уникальный подарок рыбакам от «Школы Рыбалки»!
Вверх